Авиация Второй мировой

Авиация Второй мировой

На главную Поиск на сайте

Харрикейны в Советском Союзе

30 августа премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль предложил Сталину 200 истребителей «Харрикейн» в рамках помощи по ленд-лизу. Эти истребители должны были дополнить уже отправленные 200 машин Р-40 «Томагавк». Все самолеты предполагалось доставить по морю в Мурманск, но первые «Харрикейны» прибыли в Советский Союз по воздуху. 28 августа 1941 года на аэродроме Ваенга под Мурманском приземлились 24 «Харрикейна Mk IIB» из 151-го крыла. Вскоре к ним присоединились 15 истребителей, доставленных морем. Группа английских летчиков под командованием Х.Н.Дж. Рамсботтом-Ишервуда имела задачей прикрывать союзнические конвои на подходах к Мурманску. В состав 151-го крыла входили 81-я и 134-я эскадрильи, которые достаточно успешно взаимодействовали с советскими истребительными полками, вылетая не только для прикрытия морских конвоев, но и на сопровождение советских бомбардировщиков.

Уже 12 сентября 134-я эскадрилья сбила два из трех Bf 109, сопровождавших корректировщик артиллерийского огня Hs 126. Англичане потеряли один самолет, погиб сержант Смит. Это была единственная потеря, понесенная англичанами на Карельском фронте. 17 сентября восемь «Харрикейнов», сопровождавших СБ-2, были атакованы восьмеркой «мессеров». Англичане не дали немцам прорваться к бомбардировщикам и даже сбили один Bf 109.

В конце сентября англичане вернулись домой. Перед отъездом командир крыла и трое других пилотов были представлены к ордену Ленина. 37 «Харрикейнов» крыла остались в СССР. Из этих самолетов сформировали 78-й ИАП, который возглавил Борис Сафонов. Часть машин попала в состав 72-го смешанного авиаполка. Осваивать «Харрикейны» советским пилотам и техникам помогали английские специалисты.

Тем временем 22 сентября 1941 года комиссия НИИВВС приняла первый «Харрикейн», доставленный непосредственно для Советского Союза. В приемочном акте отмечено, что машины носили следы эксплуатации. Вообще, первые «Харрикейны», доставленные в СССР, были уже потрепанными машинами, некоторые из них налетали по 100 часов и более.

В октябре 1941 года в Мурманск прибыла первая партия «Харрикейнов», доставленная морем. Однако самолеты не сразу попали в боевые части. Их приемка по разным причинам затягивалась.

Инженер 72-го САП З.А. Арушанов, видя, что в полку остается очень мало боеспособных машин, на свой страх и риск подписал акт приемки 162 «Харрикейнов». За самоуправство Арушанов попал под арест. Тем временем английские специалисты вернулись домой, и Арушанов оказался единственным человеком, знакомым с особенностями эксплуатации самолетов. Самолеты оказались неподготовленными к зиме и замерзли. Арушанова выпустили с условием вернуть все самолеты в строй. Вскоре ему удалось отремонтировать 60 машин, а спустя еще некоторое время полетели все самолеты. Большинство из них осталось в 72-м полку, а 65 машин передали в 78-й ИАП СФ. Вскоре начались массовые поставки «Харрикейнов» в СССР. Сначала машины доставлялись морем через северные порты, а позднее их стали перегонять через Иран. Всего в СССР доставили 3082 истребителя.

«Харрикейны» на фронтах

Подготовкой пилотов и комплектацией машин занималось несколько запасных полков. Первым из них был 27-й ЗАП, базировавшийся на аэродроме Кадников в районе Вологды, а также части 6-й ЗАБ из Иванова. Позднее пилотов «Харрикейнов» готовили и летные училища, в том числе знаменитое Качинское училище, эвакуированное вглубь страны.

Раньше всего «Харрикейны» начали применять в бою на северном участке фронта. Кроме 72-го и 78-го полков «Харрикейны» имелись в составе 152-го и 760-го полков, действовавших на Карельском фронте. Технической документации на самолеты не хватало, поэтому технику пришлось осваивать самостоятельно. Военный инженер 3-го ранга П.А. Курач и военный техник 1 -го ранга Братусь подготовили техническое описание оборудования «Харрикейна» и инструкцию по эксплуатации. Военный инженер 2-го ранга В.И. Андреев подготовил описание кислородной аппаратуры. Так, постепенно накапливался материал. Нелегко приходилось и летчикам. Первые полеты приходилось совершать самостоятельно, без инструктора, не имея даже простейшего описания. Лишь позднее несколько самолетов переделали в двухместные учебные машины.

Но несмотря на все перечисленные трудности, пилоты 152-го ИАП уже в декабре 1941 года приступили к боевым вылетам. Уже в первых боях дала о себе знать слабость вооружения «Харрикейнов». Инженеры Карельского фронта предложили заменить восемь 7,7-мм пулеметов четырьмя 12,7-мм пулеметами БК с боекомплектом 100 выстрелов на ствол. Кроме того, под крыльями было решено установить замки для 50-кг бомб.

Для начала переоборудовали девять самолетов. Их боевые испытания прошли успешно, тогда переделку поставили на поток. Позднее под крыльями устанавливали направляющие для ракет.

С января 1942 года на участке 26-й армии приступил к боевым вылетам 760-й ИАП. В ходе наступательной операции 14-й армии, проводившейся с 29 апреля по 13 мая, 760-й и 197-й ИАПы, летавшие на «Харрикейнах», прикрывали ударные соединения. 16 мая 1942 года три «Харрикейна» 760-го ИАП провели удачный бой. Звено старшего лейтенанта А.И. Николаенкова со стороны солнца атаковало семь Ju 87, которых сопровождали четыре Bf 109. В первый же заход удалось сбить две «штуки», остальные беспорядочно сбросили бомбы и повернули назад. Преследуя уходящего противника, советские летчики сбили третий Ju 87, а затем завязали бой с истребителями, который закончился нулевой ничьей. В тот же день другое звено «Харрикейнов», ведомое старшим лейтенантом Н.А. Кузнецовым, также из 760-го полка вылетело на прикрытие наземных частей. Зайдя со стороны солнца, истребители атаковали восемь Ju 87, которых сопровождали два Bf 109. В первой атаке удалось сбить два Ju 87, а вскоре был сбит третий пикировщик.

«Харрикейны» 760-го ИАП также прикрывали кировскую железную дорогу, соединявшую Мурманск с большой землей. 15 июля 1942 года 17 Ju 88 и один Do 215 (возможно Do 17Z или Bf 110) в сопровождении пяти Bf 109 попытались бомбить мост в районе станции Кемь. На перехват вылетело четыре «Харрикейна» из 760-го полка, ведомых капитаном П.В. Воробьевым, а также четыре «Харрикейна» из 195-го ИАП. Советские летчики сходу сбили три бомбардировщика, прежде чем их связали боем немецкие истребители. Всего советским истребителям удалось одержать восемь побед. Капитан Воробьев сбил Do 215, Ju 88 и Bf 109. Еще один Ju 88 сбил старший лейтенант А.Н. Николаенков, а четыре других самолета пали жертвой 195-го полка. Потери советской стороны составили три самолета. Старший лейтенант В.И. Крупский из 760-го ИАП за пять дней июля сбил над кировской железной дорогой три Ju 88. 8 июля Крупскому удалось достать разведывательный Ju 88, проводивший аэрофотосъемку с высоты 8000 м.

2 августа 1942 года звено «Харрикейнов» из 760-го ИАП, ведомое сержантом Б.А. Мясниковым, атаковало над Кестенгой разведывательный Hs 126, который сопровождали три Bf 109. Советским пилотам удалось сбить разведчика и два истребителя сопровождения. Сержант Мясников таранил третий «мессер» и погиб.

В начале августа «Харрикейны» 760-го и 195-го ИАПов, вместе с ЛаГТ-3 из 609-го ИАП и Ил-2 17-го ГвШАП совершили несколько налетов на аэродром противника в районе Тунгозеро. Налеты оказались настолько эффективными, что гитлеровцам пришлось навсегда покинуть базу.

Напряженные бои приходилось в 1942 году вести над морем. Немецкая истребительная авиация старалась завоевать господство в воздухе. В 14-й армии, действовавшей на этом направлении к 1 июля осталось только шесть боеспособных истребителей. В сентябре 1942 года армию усилили, придав ей из резерва 837-й ИАП. Пилоты этого полка только что закончили двухмесячный курс летной подготовки и не имели никакого боевого опыта. В воздушных боях 14-я армия потеряла 18 истребителей, еще 23 машины получили повреждения. Только 15 сентября во время налета немецкой авиации на аэродром Мурмаши, было потеряно пять «Харрикейнов» из 197-го и 837-го ИАПов. Немцы атаковали силами 20 Ju 87, которых сопровождали восемь Bf 110 и 16 Bf 109. Советская авиация смогла поднять в воздух всего шесть «Харрикейнов», две «Аэрокобры» и два «Киттихоука». 27 сентября над этим же аэродромом четверка «мессеров» завязала бой с пятью «Харрикейнами» из 837-го ИАП и четырьмя Р-40В из 20-го ГвИАП. Немцам удалось сбить два «Харрикейна» и два «Томагавка» без потерь со своей стороны.

Кроме 152-го, 195-го и 760-го ИАПов, входивших в состав 259-й ИАД, на Карельском фронте на «Харрикейнах» летали 435-й и 835-й ИАПы. Некоторые «Харрикейны» 435-го ИАП поступили в полк с опознавательными знаками иностранных государств: финской свастикой и польской клеткой. Впрочем, относительно этой подробности есть обоснованные сомнения. Несколько «Харрикейнов» оказалось в составе 20-го ГвИАП, а весной-летом 1942 года в 65-м ШАП (ставшем вскоре 17-м ГвШАП) тоже было несколько «Харрикейнов». Пилоты Книжник и Саломатин, летавшие в составе 65-го ШАП на «Харрикейнах», уничтожили на земле по девять самолетов противника.

Зимой 1941/42 г.г. на северных аэродромах комплектовались полки для других участков фронта. Так, в конце 1941 года сняли с Южного фронта и перебросили на север 4-й ИАП подполковника А.В. Серенько. Подготовкой пилотов занимались подполковник П.С. Акуленко и И.И. Шумов. В ходе обучения пилоты столкнулись со склонностью «Харрикейна» капотировать на снегу и мягком грунте. Старший техник лейтенант Александр Мельников предложил механикам сидеть на хвосте заморской машины во время рулежки. Рискуя жизнью, механики выполнили приказ. Не обошлось без трагикомических случайностей. Один пилот забыл, что у него на хвосте висит механик и резко начал набирать высоту. Потом внезапно вспомнил, и быстро приземлился. Когда механика отцепили от хвоста, выяснилось, что он отморозил руки и весь поседел.

В начале февраля 1942 года 4-й ИАП перебазировался под Ярославль, войдя в систему ПВО Ярославля и Рыбинска. Хотя эти города находились довольно далеко от фронта, немецкая авиация часто совершала в этот район налеты. Полк ежедневно патрулировал воздушное пространство, действуя на высотах 5000-8000 м. Быстро выяснилась слабость вооружения самолета. Немецкие пилоты даже сбросили на аэродром ехидное письмо, в котором просили «не царапать краску на немецких крыльях».

Однако хорошо смеется тот, кто смеется без последствий. Вскоре самолеты 4-го ИАП прошли перевооружение. Вместо пулеметов винтовочного калибра самолеты получили две 20-мм пушки ШВАК и два 12.7-мм пулемета УБТ.

В конце мая 1942 года 4-й ИЛП получил пополнение, а в начале июля часть переформировали, разделив на две части. Одна часть, возглавляемая подполковником Серенько, осталась под Ярославлем, а другая, возглавляемая Героем Советского Союза майором А.А. Морозовым, отправилась на Брянский фронт.

На Брянском фронте 4-й ИАП майора Морозова вошел в состав 287-й ИАД и сразу же приступил к боевым вылетам. Уже 6 июля 12 «Харрикейнов» вылетели на разведку в район Погожево-Олым. На обратном пути завязался бой с группой «мессеров». Нашим летчикам удалось сбить три немецких самолета ценой одного подбитого «Харрикейна», который, впрочем, дотянул до линии фронта и сел на своей территории. На следующий день 4-й ИАП вылетел прикрывать сухопутные войска в районе Черново-Долгоруково. Там им попались 30 Ju 87 в сопровождении 15 Bf 109. Были сбиты шесть пикировщиков и один «мессер». В июле полк ежедневно вылетал прикрывать сухопутные войска, переправы через Днепр, на разведку, сопровождение бомбардировщиков и штурмовку наземных целей.

В начале июля 4-й ИАП перебазировался и продолжил сражаться на тульском и воронежском направлениях. С 6 по 28 июля пилоты полка сбили в ходе 196 воздушных боев 40 самолетов противника. Во второй половине августа полк перевооружили истребителями Як-1 и Як-7, а оставшиеся «Харрикейны» передали в другие части.

В начале 1942 года большинство «Харрикейнов» действовало под Москвой. Уже в декабре 1941 года один «Харрикейн» оказался при штабе 728-го ИАП, а 2 февраля 1942 года в состав 6-го ИАК ПВО Москвы вошли 67-й и 429-й ИАП, располагавшие по 22 «Харрикейна». Позднее на фронт прибыли 438-й, 488-й и 736-й ИАПы, также вошедшие в состав ПВО Москвы. Вооружение истребителей разными способами пытались усилить.

Почти всегда под крылья устанавливали направляющие для ракет. В марте 1942 года появилось решение о перевооружении всех имевшихся «Харрикейнов». Переделку проводили на московском авиационном заводе № 81. Переделку проходили как только что полученные машины, так и самолеты, уже давно летавшие в боевых частях. Кроме того, полевые бригады с завода № 81 параллельно работали на базах в Кубинке, Химках, Монино и Егорьевске.

«Харрикейны» из системы ПВО Москвы не только прикрывали столицу, но и участвовали в контрнаступлении Красной Армии под Москвой, действуя в зоне Западного и Калининградского фронтов. 27 февраля, прикрывая сухопутные части Западного фронта, старший лейтенант П.Н. Коновалов из 488-го ИАП и капитан Б.В. Задворов из 736-го ИАП сбили по одному Bf 109, а младший лейтенант А.В. Кузнецов записал на свой боевой счет Bf 110.

С 1 марта 488-й ИАП с двумя другими полками 6-го ИАК действовал в составе Северо-Западного фронта. Там в течение двух недель полк действовал в районе сброса советского десанта Осташково-Соблаго-Вальдея-Бологое. Затем полк вернулся на свой аэродром под Москвой. Такая активная деятельность части, перебрасываемой с одного фронта на другой и обратно, не могла не сказаться на состоянии материальной части. К 15 мая в 488-м ИАП из имевшихся 18 «Харрикейнов» полностью боеспособными были только два.

Отсутствие запасных частей для «Харрикейнов» приводило к тому, что самолеты подолгу простаивали на земле. Острее всего чувствовался дефицит лопастей винта, которые постоянно ломались при частых капотажах. Ситуация обострилась настолько, что на одном из московских заводов наладили выпуск столь необходимой детали.

В конце октября 1942 года для усиления 106-й ИАД ПВО выделили несколько полков, в числе которых оказались 67-й и 488-й ИАП, снятые с дежурства в Москве. «Харрикейны» этих двух полков патрулировали воздушное пространство над железными дорогами в тылах Северо-Западного и Калининского фронтов.

Зимой 1942 года в составе Калининского фронта в контрнаступлении под Москвой участвовали 1-й ГвИАП, 157-й, 197-й и 195-й ИАПы, летавшие на «Харрикейнах». 1-й ГвИАП находился в подчинении командующего ВВС Калининского фронта, а остальные полки подчинялись на армейском уровне. 191-й и 195-й ИАПы, оснащенные самолетами «Харрикейн Mk IIB», уже в конце января 1942 года прибыли в район Торопца и разместились на аэродроме Кудинское Озеро. Первый день на фронте прошел неудачно. Немецкая разведка засекла прибытие новых авиачастей и их база подверглась налету 24 Ju 88. В виду сильного мороза моторы самолетов не запускались. В воздух сумел подняться только И. Грачев, пилот 191-го ИАП. Однако попытки одиночного истребителя повлиять на крупный авиаотряд противника закончились безрезультатно. Оба полка понесли потери на земле. Вскоре 195-й ИАП перебросили на другой участок фронта, а 191-й ИАП в феврале 1942 года действовал в треугольнике Андреаполь - Великие Луки - Нелидово. В полку собственными силами машины оснастили направляющими для PC, Пилот В. Запевский первым в полку с помощью ракет сбил разведывательный Ju 88. В конце февраля 191-й ИАП отправился в Москву, где самолеты полка получили 20-мм пушки ШВАК. В середине мая полк направили на Юго-Западный фронт.

Дольше всего на Калининском фронте действовал 1-й ГвИАП. В марте 1942 года пилоты полка совершили 451 боевой вылет, провели 12 воздушных боев и сбили 4 немецких самолета. К началу апреля в полку оставалось 13 «Харрикейнов». Только за первые дни апреля пилоты 1-го ГвИАП провели 15 воздушных боев, сбив 20 самолетов противника. В том числе гвардейцы капитана Н.И. Петрова сбили Ju 52 с 20 офицерами на борту. На Калининском фронте должен был действовать 814-й ИАП, получивший «Харрикейны» в мае 1942 года. Полк был укомплектован молодыми пилотами, поэтому потерял боеспособность в результате аварий еще в ходе учебных полетов. До боевых вылетов дело так и не дошло.

Весной 1942 года на Западный фронт прибыл 179-й ИАП, оснащенный «Харрикейнами». Полк входил в состав 49-й армии. Машины в этом полку еще не были перевооружены, но их уже оснастили направляющими для реактивных снарядов. Позднее полк вошел в состав 204-й БАД и зимой 1942/43 г.г. сопровождал на задания бомбардировщики Пе-2.

В мае 1942 года в Иванове закончил подготовку 438-й ИАП, который отправили на Воронежский фронт, где включили в состав 205-й ИАД Ю. Савицкого. На фронте полк занимался в основном сопровождением штурмовиков. Первый бой прошел для полка удачно. В ходе налета на аэродром Россошь штурмовики Ил-2 под прикрытием «Харрикейнов» уничтожили на земле 17 немецких самолетов, а истребители добавили к этому числу еще четыре Bf 109. Случались и неудачные вылеты. Так, в ходе одного из следующих боев полк потерял три машины. Причиной неудач была пассивная тактика истребителей. Столкнувшись с превосходящего численно противником, советские пилоты начинали «крутить карусель», стараясь уйти на свою территорию. Назревала необходимость разработать новую, наступательную тактику.

438-й полк действовал на фронте почти до конца 1942 года. К этому времени полк оказался на аэродроме Бутурлинка и располагал всего четырьмя машинами и семью пилотами. В начале 1943 года полк отвели в тыл на переформирование. Под Воронежем главным противником 438-го полка были итальянские истребители Macchi MC200 «Saeta» (по другим данным, венгерские Re. 2000). Пилоты «Харрикейнов» отмечали, что у самолетов противника лучше маневренность.

Летом 1942 года разразился кризис на Сталинградском направлении. В этот район быстро перебросили 235-ю ИАД подполковника И.Д. Подгорного в составе 46-го, 191-го и 436-го ИАП. Позднее в состав дивизию включили и 180-й ИАП. Каждый полк располагал по 22-24 «Харрикейна», причем большинство из них были пушечные Mk IIС. Боеготовность дивизия обрела к началу июля.

В первые дни июля «Харрикейны» сбили 29 немецких самолетов, из которых 20 записали на свой счет пилоты 436-й ИАП. Хорошо показал себя старший политрук Ц.М. Ибатулин, который 1 июля с шестью ведомыми принял бой с 18 Bf 109, прикрывая сухопутные войска. Политрук лично сбил два немецких самолета. С его «Харрикейна» сорвало капот двигателя, но Ибатулин продолжил бой. Подчиненные политрука сбили еще пять истребителей. На следующий день те же пилоты сбили два бомбардировщика и два истребителя. Над Новым Осколом шесть «Харрикейнов» из 191-го ИАП атаковали 18 Ju 88, шедших в сопровождении шестерки Bf 109. «Харрикейны» выпустили по противнику ракеты с дистанции 800 м, но расстояние оказалось слишком большим, и ракеты взорвались далеко от целей. Однако они произвели психологический эффект. Бомбардировщики рассыпали строй и начали уходить по одному. Тут же начался бой с немецкими истребителями. Были сбиты два мессера. В. Лойко гнал своего противника с высоты 2000 м, пока тот не врезался в землю. Сам Лойко лишь в последний момент сумел выйти из пике. На земле выяснилось, что радиатор его «Харрикейна» забит листьями и ветками, а обшивка крыльев сильно деформирована.

В течение месяца дивизия потеряла 17 «Харрикейнов», тогда как потери люфтваффе составили 40 машин. Дивизия действовала очень активно. К концу августа в полках осталось по четыре-пять боеспособных машин. Оставшиеся истребители собрали в составе 436-го ИАП майора А.Б. Панова, а вскоре полк перевооружили истребителями Р-40.

На Северо-Западном фронте весной и летом 1942 года успешно действовал 485-й ИАП майора Г.В. Зимина. В конце марта 1942 года 18 «Харрикейнов» 485-го ИАП прибыло на аэродром Выползово, расположенный к востоку от Демянского котла. Здесь, под Демянском, части Северо-Западного фронта окружили немецкую 16-ю армию (около 100000 солдат). Однако основные события весны-лета 1942 года развивались на юге, и Северо-Западный фронт стабилизировался почти на год.

Немцы сумели лишь организовать узкий коридор, соединявший окруженную группировку с основными силами. До середины апреля к югу от Старой Руссы шли напряженные бои, в которых участвовал 485-й ИАП. «Харрикейны» сопровождали штурмовики, атакующие наземные цели, и сами проводили штурмовку. Например, 14 апреля самолеты полка успешно атаковали немецкую колонну на шоссе Уполье-Василевщина. 18 апреля шесть «Харрикейнов» сопровождало отряд Ил-2, атаковавших район концентрации сухопутных войск противника. Штурмовиков перехватили 12 «мессеров». Два «Харрикейна» продолжили сопровождение, а остальные советские истребители связали противника боем.

Тогда гитлеровцы также разделились. Десять продолжили бой, а два попытались прорваться к штурмовикам. Но предотвратить налет немцам не удалось. Все штурмовики успешно отработали цели, а на земле остались гореть обломки четырех Bf 109. Потери советской стороны составили три «Харрикейна». Старший сержант Г.И. Горб был сбит и погиб, а две другие машины совершили вынужденную посадку, но вскоре были отремонтированы. 20 апреля шесть «Харрикейнов» во главе с Лазаревым снова вылетело сопровождать штурмовики. Группу снова атаковало 12 Bf 109. Нашим истребителям удалось сбить три мессера, потеряв при этом лейтенанта Б. Макарова и старшего сержанта И. Исаева.

21 апреля в районе Рамушево немцам удалось пробить коридор. 3 мая войска Северо-западного фронта начали наступление с целью ликвидировать этот прорыв. Несмотря на все усилия, ликвидировать коридор не удалось. Однако снабжение окруженных войск все же в основном шло не узким, простреливаемым насквозь коридором, а по воздуху. Здесь пилотам 485-го ИАП удалось сбить множество транспортных самолетов Ju 52. 29 мая звено «Харрикейнов» заметило около 20 Ju 52. Советским летчикам удалось сбить три самолета и повредить еще шесть. На следующий день другое звено атаковало десять Ju 52, шедших в сопровождении четырех Bf 109. Удалось сбить два Bf 109 и один Ju 52.

Но чаще всего приходилось бороться не с транспортными самолетами, а с численно превосходящими истребителями противника. 21 мая три «Харрикейна», патрулировавшие линию фронта, были перехвачены девяткой «мессеров». Бой шел на малой высоте почти 40 минут. Все три «Харрикейна» благополучно вернулись на свой аэродром, чего не смогли сделать шесть немецких Bf 109.

Всего в мае 1942 года пилоты полка сбили 56 немецких самолетов, причем тринадцать из них с помощью ракет. Для сравнения, сражавшийся рядом 161-й ИАП одержал похожее число побед - 54 -в период с января по ноябрь 1942 года!

В июне пилоты 485-го ИАП провели еще один памятный бой, о котором позднее даже писали в газетах. 17 июля семь «Харрикейнов» атаковало группу из 12 Ju 87, сопровождаемых четырьмя Bf 109. Вскоре в бой вошло еще 11 Bf 109. В ходе 45-минутного боя советским пилотам удалось сбить семь Ju 87 и четыре Bf 109, а также повредить еще три Ju 87 и Bf 109. Немцам удалось только повредить машину лейтенанта Безверхнего, который, впрочем, сумел посадить самолет. Остальные «Харрикейны» вернулись на базу на последних каплях горючего.

Спустя двух месяцев боев в полку оставалось 16 боеспособных «Харрикейнов», что во многом объяснялось самоотверженной работой техников. Три машины, принадлежавшие другим частям, совершили вынужденную посадку в зоне действия полка, были доставлены на аэродром и возвращены в строй.

В июле полк получил восемь Як-1. Часть продолжала боевые вылеты, одновременно осваивая новые истребители. В смешанном виде полк действовал до начала 1943 года, когда целиком перешел на Яки.

Кроме 485-го ИАП на Северо-Западном фронте весной 1942 года на «Харрикейнах» летали 9-й ИАП и 21-й ГвИАП. Однако эти части действовали менее эффективно и пробыли на фронте не более месяца.

Любопытно складывалась судьба самолетов «Харрикейн Mk IID». В апреле 1943 года Черчилль предложил Сталину 60 таких самолетов. С 4 сентября 1943 года и до начала 1944 года Советский Союз получил 46 таких машин. На 1 января 1944 года 37 самолетов находилось в составе 246-го ИАП. В ходе переподготовки, растянувшейся на семь месяцев (при обычных двух месяцах), случилось 18 аварий, 10 истребителей пришлось списать. 30 января 1944 года полк насчитывал 34 «Харрикейна» и был отправлен на фронт. В начали июля прибыл на аэродром Омговичи в районе Бобруйска и вошел в состав 215-й НАД (16-я ВА). На практике полк не участвовал в боях. В начале августа 246-й ИАП получил приказ перейти на Як-1, к выполнению которого и приступил 17 сентября 1944 года. Все «Харрикейны Mk IID» отправили в ремонт.

ВВС СФ

Летчики Северного Флота быстро освоили английские истребители. Первую победу 78-му полку, сформированному в октябре 1941 года, принес лейтенант Д. Синев, сбивший Bf 110. А 27 октября 1941 года первую победу на «Харрикейне» одержал командир полка Б. Сафонов. До конца года летчики 78-го полка сбили еще около десяти немецких самолетов.

С наступлением полярной ночи и воцарением полярной зимы обслуживать самолеты стало гораздо сложнее, но и интенсивность боев ослабла. Весной боевые действия вновь активизировались. Немецкая авиация возобновила налеты на Мурманск и Кольский залив. Этот участок прикрывала авиация Северного флота, а также 104-я и 122-я дивизии ПВО. В этот период морская авиация располагала большим числом «Харрикейнов». Кроме 78-го ИАП и 72-го САП, ставшего к тому времени уже 2-м ГвИАП, «Харрикейны» имелись и в других частях. В марте 1942 года был сформирован 27-й ИАП, который кроме И-16 и И-153 получил «Харрикейны». Летом 1942 года «Харрикейны» получила одна эскадрилья 20-го ИАП и летала на них до конца войны.

Крупную победу североморские летчики одержали 24 марта 1942 года, отражая очередной налет люфтваффе на Мурманск. На перехват противника вылетело 29 «Харрикейнов», а следом за ними еще 16 «Харрикейнов» и И-16. В ожесточенной схватке удалось сбить восемь немецких самолетов. Спустя несколько дней североморцы сбили еще пять немецких бомбардировщиков и один истребитель, потеряв один «Харрикейн».

15 апреля произошло крупное сражение, вошедшее в историю 2-го ГвИАП. В этот день посты дальнего обнаружения засекли многочисленную группу Ju 87, шедших на Мурманск в сопровождении Bf 109. Командир полка подполковник Б.Ф. Сафонов поднял в воздух на перехват три звена истребителей. В воздух поднялось десять «Харрикейнов» и три МиГ-3. Вскоре 18 Ju 87 и 8 Bf 110 были обнаружены. Чуть выше следом шло еще девять Bf 109. Советские пилоты атаковали пикировщики со стороны солнца. Сначала все истребители выпустили ракеты, а затем начали сближение. В итоге истребителям Сафонова удалось сбить восемь Ju 87 и пять истребителей. Пилоты 78-го ИАП также время даром не теряли. 29 апреля четыре «Харрикейна» в бою с семью немецкими истребителями сбили три из них. Другое звено того же полка в бою с шестью «мессерами» также одержало победу. Командир звена старший лейтенант С.Г. Сгибнев сбил один Bf 109.

Тяжелее пришлось с асами из 6./JG5, летавшими на новых Bf 109F-4. 23 апреля два «Харрикейна» из 2-го ГвИАП были сбиты над своим аэродромом, 28 апреля в одном бою над линией фронта в районе укреплений по берегу реки Западная Лица 2-й ГвИАП потерял пять «Харрикейнов» и четырех пилотов. Всего в тот день полк потерял семь «Харрикейнов». 10 мая истребители Северного флота поддерживали наступление сухопутных войск. Девять «Харрикейнов» из 2-го ГвИАП, сопровождавших бомбардировщики СБ, столкнулись с восемью Ju 88, шедших в сопровождении шести Bf 110 и пяти Bf 109. Завязался бой, в котором гвардейцы потеряли пять «Харрикейнов», а немцы потерь не понесли. Всего за эти сутки 2-й ГвИАП и 78-й ИАП потеряли десять «Харрикейнов».

В мае 2-й ГвИАП начал получать американские истребители Р-40. Уже 17 мая комполка Борис Сафонов первым поднял в воздух новый истребитель. В районе Ваенги восемь «Харрикейнов» и один Р-40Е перехватили семь Ju 88 в сопровождении трех Bf 109, пытавшихся бомбить один из советских аэродромов. В бою советские летчики сбили один Bf 109 и один Ju 88, потеряв один «Харрикейн» вместе с пилотом.

Постепенно к лету 1942 года 2-й ГвИАП целиком перешел на Р-40 и Р-39. На «Харрикейнах» продолжали летать молодые пилоты, которые становились легкой жертвой немецких асов. 2 июня группа молодых пилотов на «Харрикейнах» завязала бой с одиночным Bf 109. Летчики маневрировали довольно вяло, в результате чего немец сумел сбить двух из них.

Летом 1942 года немцы на какое-то время захватили господство в воздухе Заполярья. Истребительные полки СФ понесли потери, которые не успевали восполнять. В конце 1942 года в составе 78-го ИАП сформировали новую эскадрилью, летавшую на «Харрикейнах». До апреля 1943 года ВВС СФ насчитывали 96 «Харрикейнов», в том числе 60 в боеготовом состоянии. Истребители оставались на вооружении 27-го и 78-го ИАП до осени 1943 года.

Весной 1943 года «Харрикейнам» все труднее становилось противостоять новым немецким Bf 109F и G. Ранним утром 5 июня над небольшим конвоем, прикрываемым истребителями Северного флота разгорелся бой, длившийся несколько часов. С советской стороны в бою участвовало в общей сложности 52 машины. Истребители выполнили свой долг. Конвой без ущерба добрался до порта, но было потеряно шесть «Харрикейнов». Немецкая сторона признала потерю одного Bf 109F из 9./JG 5.

Малоэффективные «Харрикейны» все чаще стали использовать в роли истребителей-бомбардировщиков и штурмовиков. Если они и вылетали на сопровождение Ил-2, то всегда при поддержке истребителей других типов. 23 июня 1943 года восемь «Харрикейнов» из 78-го ИАП, ведомые капитаном Дорошиным, а также четыре Р-39 из 2-го ГвИАП сопровождали восемь Ил-2 из 46-го ШАП. Штурмовики имели задачу потопить два транспорта в районе Вадисо. Штурмовики успешно отбомбились, но во время атаки цели был сбит командир эскадрильи капитан B.C. Дорошин.

«Харрикейны» не только сопровождали Ил-2, но и сами атаковали суда, неся при этом потери и от зенитного огня. По немецким данным все суда конвоя все же сумели дойти до порта предназначения. Советская сторона потеряла три «Харрикейна» из 78-го ИАП, один Ил-2 из 46-го ШАП и один «Бостон» из 9-го ГвМТАП.

14 сентября 1943 года восемь «Харрикейнов» из 78-го ИАП, четыре Р-39 и четыре Як-1 сопровождали 11 Ил-2 на штурмовку другого конвоя в районе мыса Кибергинес. В районе цели группу перехватили 14 «мессеров». Несмотря на противодействие истребителей, гитлеровцам удалось сбить пять штурмовиков и три истребителя. Пилоту одного из сбитых «Харрикейнов», в будущем Герою Советского Союза В.П. Стрельникову удалось дотянуть до берега и посадить горящий «Харрикейн». Это был последний вылет Стрельникова на «Харрикейне», на котором он сбил пять немецких самолетов. Вскоре полк получил истребители Р-40.

3-й ГвИАП Балтийского флота

В июне 1942 года 3-й ГвИАП Балтийского флота отвели в тыл для пополнения. Полк получил «Харрикейны Mk ПВ». Пилоты не проявили восторга, узнав о слабом вооружении самолета и увидев тонкую бронеспинку кресла, состоявшую всего из двух 4-мм листов. Перед отправкой на фронт истребители перегнали в Москву, где на них установили более мощное вооружение и толстую броню.

11 августа 1942 года полк прибыл на прифронтовой аэродром. В тот же день случилось непредвиденное происшествие. Поднявшись по тревоге, пилоты Кабарев и Костылев сбили И-153, на котором летел командир соседнего 4-го ГвИАП Бискун.

Истребители Балтийского флота часто встречались с финскими самолетами, которые заметно уступали им по возможностям. 12 августа четыре «Харрикейна», ведомые капитаном Ефимовым, вылетели на сопровождение Ил-2 из 57-го ШАП. Цель найти не удалось, а на обратном пути группу перехватило семь финских истребителей. «Харрикейны» тут же связали противника боем, не дав ему прорваться к штурмовикам. Вскоре подоспели еще четыре «Харрикейна», но прежде финнам все же удалось сбить один наш истребитель.

Сопровождение штурмовиков из 57-го ШАП стало одной из главных задач полка. 16 августа восемь «Харрикейнов» вылетели сопровождать 11 Ил-2, которые должны были атаковать четыре вражеских транспорта, обнаруженных между Сейскари и Лавансари. Самолетов противника в воздухе не было видно. Штурмовики беспрепятственно пустили на дно три судна.

17 августа шесть «Харрикейнов» сопровождали штурмовики до Лахденпохи на северном берегу Ладожского озера. По данным разведки там противник начал строить десантные баркасы. До цели было 200 км, из них 170 км над водой вдоль занятого противником берега. Над целью «Харрикейнов» атаковали шесть «Фоккеров D.XXI». Два «Харрикейна» продолжили сопровождать штурмовики, а остальные завязали бой. Без потерь со своей стороны советские пилоты сбили двух «Фоккеров» и благополучно вернулись на аэродром. Спустя несколько дней 11 Ил-2 в сопровождении «Харрикейнов» снова наведались в Лахденпохи. На обратном пути в районе полуострова Коневиц группу атаковало шесть финских истребителей. «Харрикейны» приняли бой и сбили четырех финнов.

30 августа восемь Ил-2, 17 «Харрикейнов» и семь Р-40 совершили налет на аэродром Городец, где базировались Ju 88. 15 «Харрикейнов» несли эрэсы, а на машинах майора Мясникова и капитана Каберова стояли фотокамеры. Одновременно другая группа самолетов блокировала аэродром Сиверская, где базировались немецкие истребители. Поэтому сопротивления в воздухе не было. Результаты бомбардировки были засняты. По данным фотосъемки в ходе налета на аэродроме удалось уничтожить 17 Ju 88 и два Bf 109.

Кроме сопровождения штурмовиков, «Харрикейны» 3-го ГвИАП прикрывали восемь «Харрикейнов» капитана Ефимова вылетели в район Красного Бора. Тут летчикам пришлось принять бой с 26 Bf 109. Удалось сбить четыре «мессера» ценой потери двух «Харрикейнов» еще три машины совершили вынужденную посадку, не дотянув до аэродрома. В тот день восемь других «Харрикейнов», ведомые капитаном Львовым, попытались перехватить 15 Ju 87, сопровождавшихся десятью Bf 109. Но сходу прорваться к пикировщикам не удалось. Два «Харрикейна» получили повреждения в вышли из боя. Из оставшихся шестерых лишь пилоту Руденко удалось проскользнуть мимо «мессеров» и сбить один пикировщик. Бой продолжался почти 50 мин. Советским летчикам удалось сбить три Bf 109. Повреждения получили еще два «Харрикейна», но вся группа без потерь вернулась домой.

В сентябре войска Волховского фронта перешли в наступление. 3-й ГвИАП перебазировался на Карельский перешеек, имея задачу поддерживать наступление сухопутных войск. На этом участке противник имел превосходство в воздухе. В один из дней полк получил приказ перехватить группу из 40 Ju 87, летевших с истребительным сопровождением. На перехват удалось поднять лишь шесть «Харрикейнов», которые повел лично комполка подполковник Н.М. Никитин. Командир полка действовал нешаблонно. В лобовой атаке его истребители в первом заходе сбили два пикировщика. Пройдя сквозь строй противника, Никитин приказал своим пилотам пристроиться к пикировщикам и выпустить шасси. Подоспевшие к этому времени «мессеры» не обнаружили целей. Едва истребители противника удалились, «Харрикейны» открыли огонь и сбили еще пять Ju 87.

Полк нес потери, причем не только из-за противодействия авиации противника. Например, имел место быть такой случай. Два «Харрикейна», ведшие бой с шестью Bf 109, вызвали по радио подмогу в виде шести Як-1. Немцы поспешили скрыться, а подоспевшие Яки атаковали «Харрикейнов», сбив одного из лучших пилотов полка майора Мясникова.

До октября полк, летая на «Харрикейнах», сбил 68 самолетов противника, потеряв 14 машин и 11 пилотов. В октябре полк перешел на ЛаГГ-3.

Оценка «Харрикейна»

На «Харрикейнах» летали многие советские асы. 31 мая 1942 года пилот 4-го ИАП Амет-Хан Султан, израсходовав боекомплект, таранил под Ярославлем разведывательный Ju 88. В июне на Северо-Западном фронте были сбиты еще два «мессера» и один «лапотник». На «Харрикейнах» в составе 180-го ИАП летал Герой Советского Союза С.Ф. Долгушин, который сбил на «Харрикейне» пять немецких самолетов.

По пять-семь побед на боевом счету имели многие пилоты 4-го ИАП. На боевом счету пилота Степаненко было семь побед, причем все разы сбивал истребители.

С апреля по июнь 1942 года лейтенант Ю. Бахаров из 48-го ИАП одержал семь индивидуальных и пять групповых побед. За этот же срок старшина В. Тараненко сбил пять самолетов противника лично и три в группе.

Но больше всего побед одержали моряки. Так, по данным из разных источников командир 2-го САП Северного флота Борис Сафонов одержал 11 или 12 побед. Асы Северного фронта старший лейтенант П. Згибнев и капитан В. Адонкин имели по 15 побед. На самолетах асов 3-го ГвИАП было по 25 звездочек и больше, но эти победы летчики одержали еще до того, как пересели на английские истребители.

Хорошие слова из советских уст о «Харрикейне» звучали редко. Упоминавшийся выше Долгушин писал:

«Харрикейн» - отвратительная машина. Низкая скорость, тяжелый... На «Харрикейне» я сбил четыре или пять самолетов, но для этих побед требовались специальные условия. Сопровождали девятку «Бостонов», шли в облаках. То вынырнем, то опять нырнем. В очередной раз вынырнули - прямо передо мной «Мессершмитт». Не оставалось ничего другого как нажать на спуск. Немец взорвался в воздухе. При похожих условиях сбил и второго».

Разумеется, большой популярностью «Харрикейн» пользоваться не мог. Особенно требователен самолет был к соблюдению правил эксплуатации, резко теряя в летных характеристиках при их нарушении. Двигатель самолета был рассчитан под хороший бензин с октановым числом 100. На практике «Харрикейны» часто заправляли низкокачественным бензином Б-70 или Б-78, в лучшем случае смесью Б-100 и Б-70. Масло также использовалось не лучшего качества. В результате двигатель недобирал мощность и не отличался высокой надежностью.

Недостаточно полно использовались и возможности самолета, применительно к Восточному фронту. Если пилот полностью раскрывал все достоинства и недостатки «Харрикейна», то его мнение приближалось к мнению майора Г.В. Зимина из 485-го ИАП:

«Харрикейн» отличается маломощным двигателем. Поэтому для него важно держать плотный строй и открывать огонь с дистанции в несколько десятков метров или даже в несколько метров. Интервал между звеньями не должен превышать 400-500 м, чтобы звенья могли приходить друг к другу на помощь. Интервал между парами внутри звена не более 100 м. Интервал между истребителями и сопровождаемыми штурмовиками или бомбардировщиками 100-150 м. Открывать огонь по противнику следовало с дистанции не более 70-80 м в виду слабого вооружения. Вертикальный маневр для «Харрикейна» противопоказан. Бой можно вести только на горизонтальных виражах».

Полк более месяца готовился к боям. Результаты тщательной подготовки дали о себе знать на фронте.

В конце следовало отметить, что зимой 1941/42 г.г. большинство заводов эвакуировалось за Урал. Выпуск самолетов упал до минимума. В этот момент начали поступать американские и английские самолеты, что было очень кстати. В 1942 году был налажен выпуск советских истребителей, которые превосходили «Харрикейны» по боевым возможностям.

Источники

  • "Hawker Hurricane " /Война в воздухе № 73, 74/